Чёрная быль калужанина Игоря Тряпичникова

Чёрная быль калужанина Игоря Тряпичникова

26 апреля – Международный день памяти жертв радиационных катастроф.

Многим отслужившим в армии мужчинам периодически снится один и тот же сон – как их снова повторно призывают на военную службу. У калужанина Игоря Тряпичникова и десятков его земляков летом 1986 года всё это случилось наяву. Причина оказалась более чем весомая – авария на Чернобыльской атомной электростанции. Военнослужащие запаса со всей страны получали повестки из военкоматов и направлялись на Украину для ликвидации последствий катастрофы.

Нежданная повестка

К тому моменту Игорь уже успел отслужить срочную службу в армии и год отработать водителем на калужских предприятиях. Однажды ночью к нему в дверь постучал посыльный из военкомата и вручил повестку. Военный водитель со всеми открытыми категориями снова потребовался Родине.

Утром он был на сборном пункте на улице Суворова, откуда три «Икаруса» с калужанами отправились в Курск. Там резервистов переодели в военную форму и – на поезде в Белгород. На место назначения прибыли в кузовах армейских грузовиков.

Конечный пункт поездки – Чернобыльскую АЭС — ни от кого не скрывали. Об аварии и возможных последствиях нахождения поблизости от эпицентра знали все. Люди реагировали по-разному, но отказников не было.

Заросшие деревни

Полевой палаточный лагерь располагался в лесу у деревни Домановка на границе с 300-километровой зоной радиоактивного заражения. Первым заданием командования стала эвакуация жителей, которые ещё оставались в зоне отчуждения. На КамАЗах объезжали деревни и вывозили оттуда людей, а также их мебель и имущество. Как правило, это были пенсионеры, которые со слезами на глазах покидали родные дома. Молодёжь уехала раньше, сразу же после аварии на АЭС.

В памяти у Тряпичникова остались брошенные добротные дома, до самой крыши заросшие травой и кустами репейника, пустые улицы и дороги, по которым больше некому было ездить. Зелёное море деревьев местами перечёркивали широкие оранжево-рыжие полосы – там, где над ними прошло радиоактивное облако. А ещё море грибов в окрестных лесах – подберезовиков, подосиновиков, белых, которые уже некому было собирать.

Бетонный панцирь

Следующая задача была посложнее. Чтобы снизить уровень радиации, землю вокруг Чернобыльской АЭС сплошным покровом устилали железобетонными плитами. Их возили с железнодорожной станции Вильча, которая находилась вне зоны отчуждения. Для этой миссии калужских водителей пересадили на КамАЗы с полуприцепами.

На станции кран перегружал плиты из составов на автотранспорт, после чего грузовики доставляли их в установленное место вблизи от атомной электростанции. Единственным средством защиты для водителей были ватно-марлевые повязки, которые они надевали перед въездом в опасную зону. Естественно, все старались побыстрее совершить свой рейс и отъехать на более или менее безопасное расстояние.

Предельная норма

После каждого рейса каждая машина и её водитель в обязательном порядке останавливались на специальных пунктах контроля и проверялись дозиметристами на уровень полученной радиации. Если радиационный фон превышал допустимую норму, автомобиль отправлялся на мойку специальными препаратами, а водитель – принимать душ в специально отведённой палатке. При этом вся одежда сдавалась на уничтожение, а на выходе выдавалась новая. После этого – новый замер. При неудовлетворительных показателях грузовик могли послать на повторную спецобработку. С учётом неблизкой дороги и всех противорадиационных процедур в день удавалось сделать один-два рейса.

Когда КамАЗы впитали в себя предельно допустимый уровень радиации, который уже не поддавался никакой обработке, их, как и всю прочую технику, забрали и поставили в «могильник». Это огороженные колючей проволокой участки поля, на которых складировались все отработавшие свой ресурс автомобили, бронетранспортёры, вертолёты и т.д.

Работа с видом на АЭС

Для работавших в зоне отчуждения ликвидаторов тоже было установлено жёсткое правило: получил определённую установленную медиками дозу радиации – отправляешься домой. Поскольку у калужан эта норма ещё не была выбрана, им подобрали очередной фронт работы. После двухдневного отдыха группами по 10-15 человек их вместе с другими ликвидаторами направили равнять участки земли, убирать кочки и камни перед укладкой на них железобетонных плит. Трудиться приходилось в непосредственной близости от АЭС с видом на аварийный энергоблок.

При этом людей не бросали бездумно на смертельный риск. Во-первых, трудились все в противогазах и в обработанной специальной пропиткой форме. Кроме того, предварительно химик-дозиметрист замерял уровень радиации на месте будущей работы. Исходя из этого офицеры высчитывали время, которое человек мог без существенного вреда для здоровья отработать при таком повышенном фоне.

После этого старшему группы выдавалась карта и ставилась задача: выдвинуться на указанную точку и отработать там не больше указанного временного срока, будь то 5 минут или 15 секунд. Бойцы бегом добегали до конца уложенных плит, лопатами равняли землю и по сигналу старшего также быстро мчались обратно. Далее следовала стандартная процедура мытья и переодевания.

Территория вокруг станции в это время напоминала Виктору Тряпичникову муравейник – повсюду стремительно сновали люди и техника. Вертолёты заливали аварийный реактор, грузовики подвозили плиты, краны разгружали и укладывали их, автомиксеры подвозили и заливали стыки свежим бетоном. Причём делалось всё это на максимальных скоростях — все стремились поскорее покинуть опасную зону.

Заслуженные награды

Отработав свою норму, калужские ликвидаторы тем же маршрутом вернулись домой. Родина отметила заслуги Игоря Тряпичникова орденом Мужества и медалями. Городская управа тоже не осталась в стороне и предоставила мужественному земляку квартиру.

Игорь Викторович служил в пожарной охране и милиции. Сейчас находится на заслуженном отдыхе.

Чёрная быль калужанина Игоря Тряпичникова
Чёрная быль калужанина Игоря Тряпичникова
Источник

Популярное
Городские события
Спорт
Происшествия