Спасать людей – хорошая работа


        Спасать людей – хорошая работа

27 декабря 1990 года на основании Постановления Совета Министров РСФСР был образован Российский корпус спасателей. Дата принятия этого постановления считается временем образования МЧС России и профессиональным праздником спасателей. За 28 лет они доказали готовность в любое время и в любых условиях оперативно реагировать на любые чрезвычайные ситуации в стране и мире. А самый главный результат работы сотрудников МЧС – тысячи спасённых жизней.

Накануне профессионального праздника мы беседуем с одним из сотрудников этой необходимой структуры, руководителем обнинского поисково-спасательного отряда ПСС Калужской области Василием Яковлевым.

 

— Василий Анатольевич, давайте начнём с того, что Вы считаете главным в своей работе.

— «Правило золотого часа». Только это не я так считаю, это основной профессиональный критерий для сотрудников всех подобных структур во всём мире.

Если люди попали в критическую ситуацию, спасатели должны прийти на помощь в кратчайший срок. И не важно, о чём идёт речь – большой техногенной катастрофе, пострадавших в тяжёлой автомобильной аварии, или о спасении ребёнка, заблудившегося в лесу. Хотя, конечно, час это условное время. По своей практике знаю, часто всё решают какие-нибудь 15-20 минут. Особенно, когда человек получил сильные ранения, в автомобильной катастрофе, например. А с этим мы, работая на большой федеральной трассе и других дорогах, сталкиваемся постоянно.

— И какая территория входит в зону ответственности вашего отряда?

— Обнинцы и жители окрестных районов хорошо знают «Добринский» пост МЧС по реагированию на ДТП, расположенный на скрещенье трассы М3 «Украина» и Варшавского шоссе. Зона ответственности нашего подразделения — от границы Московской области плюс 30 километров в радиусе от поста. Основная задача смены спасателей в случаях ДТП — как можно скорее прибыть на место, чтобы оказать необходимую помощь пострадавшим. Мы плотно взаимодействуем с дорожно-патрульной службой, но, разумеется, выезжаем не на каждую аварию — сотрудники ГИБДД не беспокоят нас без необходимости. Хотя бывает, что они не сразу могут разобраться в ситуации и тут лучше перестраховаться.

В нашем поисково-спасательном отряде сейчас работает 21 человек, это – четыре смены спасателей и опытный обнинский сапер Галина Владимировна Слесарева, которую мы вызываем в случаях обнаружения взрывоопасных предметов военных времён. В составе смены из четырёх человек обязательно работает врач, ведь мы нередко первыми успеваем к месту происшествия. Медики «скорой» едут из города, и теряется драгоценное время, особенно в «часы пик». А мы движемся прямо по трассе, у нас есть всё необходимое для того, чтобы оперативно деблокировать пострадавшего в покорёженном автомобиле и оказать ему первую помощь.

 

— Ваш отряд — поисково-спасательный. Значит, вы помогаете не только тем, кто оказался в опасной ситуации на дороге?

— Совершенно верно. Хотя оказание помощи пострадавшим в дорожных происшествиях это главная задача отряда, нас вызывают и на другие ЧП. Я уже говорил, что мы обеспечиваем безопасность в случаях обнаружения боеприпасов времён Великой Отечественной войны.

Наши спасатели вывозили людей из Донецкой области, когда украинское правительство начало там активные военные действия. Пятеро из отряда, отправившись в командировку, помогали людям, пострадавшим при наводнении в Хабаровском крае. 35 суток они там жили и работали, вызволяя из воды людей и домашний скот.

А в конце лета и осенью у нас горячая пора, наши группы регулярно отправляются на поиски заблудившихся грибников. Калужские леса до сих пор обширные и местами очень глухие, а дачников становится всё больше. Много столичных, местность они знают плохо, с топографией тоже мало знакомы…

Однажды нам почти неделю пришлось искать плутавшего в лесу под Высокиничами пенсионера. В этом деле нам теперь эффективно помогают волонтёры поисковых отрядов. Вообще, сейчас система экстренной помощи людям отработана отлично. Все звонки по телефону «112» поступают к ближайшим операторам – диспетчерам МЧС. Соответственно на помощь выезжают те поисковые группы, которые работают ближе всего к месту происшествия. А если мы не справляемся своими силами – сигнал поступает в Калугу в единую службу спасения и руководить поисками будет уже региональный Центр кризисного управления. В любом случае, который «по нашему профилю», помощь должна прийти как можно скорее. Сейчас и пожарные прошли аттестацию на спасателей — это большое дело. Например, мы теперь редко выезжаем в район Балабанова, это всё-таки далековато для нас, а федеральная дорога постоянно загружена.

— А кстати, когда и почему был поставлен ваш «добринский» пост именно здесь — на «Киевской» трассе? Да ещё в таком неудобном месте…

— Место, если судить объективно, как раз очень удобное – выезд на все четыре стороны. Другое дело, что работать здесь нелегко – целый день вокруг колесят машины, в том числе большегрузы, загазованность очень высокая. Сами понимаете, для здоровья это совсем не полезно. Знаю, что по проекту реконструкции Киевской трассы нас должны перевести в другое место. Здесь будет большая транспортная развязка, по типу обнинского «БАМа». Вот только не знаю, куда именно «переселят». Хорошо бы неподалёку. Но конечно, чтобы не посреди перекрёстка опять!

А пост образован в 2004 году по инициативе калужского губернатора. Тогда такое решение было жизненно необходимо: печальная статистика дорожных происшествий с трагическим исходом и тяжёлыми травмами просто зашкаливала. «Киевку» в те времена водители даже прозвали «дорогой смерти». И надо было срочно создавать такую структуру, которая могла бы как можно быстрее в любое время дня и ночи оказать помощь людям — помните, мы говорили с Вами о том самом «золотом часе». После того, как началась реконструкция шоссе М3, обстановка, конечно, стала заметно спокойнее. Общее количество ДТП всё равно ещё высокое, но в большинстве своём они стали гораздо легче – то, что у нас и сотрудников ДПС называется «жестянка», когда люди не пострадали.

— Но ведь ваш участок — это не только федеральная трасса М3 «Украина»…

— Действительно, не всё так благополучно, как хотелось бы. На шоссе А108, что идёт на Серпухов, ситуация по-прежнему остаётся очень напряжённой. Дорогу сделали хорошую, и это провоцирует водителей разгоняться. Но трасса узкая, много поворотов, подъёмов, уклонов, лес вокруг – в результате здесь часты лобовые столкновения. А это авария страшная, и ремни безопасности не спасают.

— Василий Анатольевич, извините, если вопрос покажется некорректным. Говорят, что спасатели, как и хирурги, и вообще врачи, с годами черствеют душой – привыкают к чужой беде, к чужой боли…

— Да нет, нормальный вопрос. Мы не привыкаем, просто специфика работы такая. Есть даже специальный термин в психологии – «профессиональный цинизм». Попробую объяснить. Если ты приедешь на место происшествия и не сможешь сдерживать себя, дашь волю эмоциям, ты не сможешь нормально сделать то, что должен в данный момент. Если ты своим видом покажешь, что тебе самому страшно, тяжело, ты только навредишь тому, кто ждёт от тебя помощи. Ты должен постоянно контролировать состояние раненого, говорить с ним, держать за руку, не дать ему «уйти».

Но потом-то, конечно, «накатывает» и помнится годами. Вот один случай не отпускает… Году, кажется, в 2005-м было. Тогда, прямо под Новый год – 30 декабря на 97 километре, у деревни Маланьино разбилась семья: мама, папа, двое детишек. Погодная обстановка на дороге была плохая, отец не справился с управлением, в результате их легковую машину занесло и она под фуру влетела. Родители погибли сразу, а дети получили травмы, но остались живы, только зажаты сильно в разбитой машине — нам их буквально вырезать пришлось из металла. Подробностей рассказывать не буду, тяжело вспоминать… И, знаете, все наши ребята говорят: ДТП с пострадавшими детьми — это самое страшное. Главная «эмоция» в таких случаях простая – «их-то за что?!..».

А вот другой эпизод и другие эмоции. Это недавно было. Прошедшей зимой 2017-го в Малоярославецком районе на Киевском шоссе крупное ДТП случилось, столкнулись сразу несколько автомобилей. Водителя грузовика тогда зажало в кабине, у него перелом бедра – страшная травма, опасная для жизни. И в ограниченном пространстве надо было умудриться его оттуда как-то эвакуировать. Медики «скорой помощи» из Малоярославца, естественно, сделали ему обезболивающий укол, наложили шину. А он в сознании и по лицу вижу – боль всё равно страшная. Нам пришлось его вытаскивать через лобовое стекло, потому что через дверь было невозможно. Я с ним говорил всё время, и честно предупредил – будет больно сейчас, очень больно. Так вот, я был поражён, с каким мужеством он держался! Он не стонал, не жаловался. Он нам ещё и помогал, сам руками отталкивался – настоящий мужик! Такое тоже помнится долго. Не знаю, сумел ли я объяснить Вам, что такое «профессиональный цинизм»?

Беседовал В.Хлыстов

Газета «Обнинск»

http://vperyod.ru/id28485.htm

Популярное
Городские события
Спорт
Происшествия